27 ноября, 2020

Невеста исчезла в день своей свадьбы. А люди продолжали гулять и веселиться, ужасной правды не знал никто

Эту историю рассказывала мне еще моя бабка. В их селе была необычная свадьба. То есть, свадьба была обычная, бедная, как у всех людей в то время. Необычным было только то, что после танца молодой невеста исчезла. Как сквозь землю провалилась. Все бросились ее искать. Думали, что это такой праздничный розыгрыш. Сначала смеялись с той шутки, потом испугались — вроде никто ее похитить не мог. Деревня в долине. Все, как на ладони. Незаметно скрыться невозможно.

Молодой бросался, как зверь, по двору, побежал к знакомым. Может, она там прячется? Но Агафьи не было нигде. Люди продолжали гулять, а как оно — прийти на свадьбу, чтобы там грустить? Но не нашли Агафью и на следующий день. И на следующей неделе. И даже через несколько лет.

Не могла она далеко убежать. Потому что поезда в селе не ходили. Автомобилей тогда почти не было. На подводе далеко не уедешь. И каждый воз в селе был очень заметным явлением. Так как она исчезла? Об этом еще долго говорили. Но найти ответы или хотя бы какой-то подсказки так и не смогли.

Так и остался этот Петр не парнем, и не вдовцом, ни человеком. Шли годы. И понемногу забывалась та история. И вот уже Петр решил жениться. Не вечно же ему холостяком ходить! Взять хотел в жены Елену, кстати, двоюродную сестру Агафьи. Но оно и не удивительно, в таком маленьком селе, как наше, можно считать, что все люди между собой какие-то родственники.
И вот уже идет молодая деревней. Все выбегали из домов, чтобы на такую ​​радость посмотреть. А с невесты вдруг фату сорвало. Причем, ветра в тот день не было. Погода была очень солнечная. А мельницы даже не вращались — такое спокойствие в природе царило.
Побежали люди, принесли эту праздничную вещь. Но через некоторое время снова, будто снялся смерч. И снова с Елены срывает фату. И на этот раз ее вернули невесте. Праздник продолжался дальше.

И вот они уже в церкви. И здесь слышат все женский голос:

— Отдай!
Переглядываются между собой. Кто бы мог такое сказать? И здесь в третий раз что-то срывает фату с невесты. Елена расплакалась. Люди ее утешают. Но священник их как-то обвенчал, хотя и самому страшно стало.
И начали они жить. работать, избушку свою лепить. Но вдруг началось что-то невероятное. Петр уходит из дома по своим делам. А Елена видит, как его за руку берет какая-то женщина. Молодая, высокая, лицо ее не видела, потому что та всегда к ней спиной была развернута. Смеется к нему, щебечет, обнимает.

Елена плачет, сама не своя весь день ходит. А вечером рассказывает об этом мужу. А тот с нее смеется. Мол, ты сошла с ума, женщина. Никакой девушки у меня не было. Ты себе все выдумываешь. Еще меня из себя выводишь. И соседи, которые здоровались с Петром в тот день, подтвердили — он шел сам.
Оказалось, что никто из односельчан этой женщины не видел. Только одна Елена. И и со временем она замолчала. Потому что в селе, когда из тебя сделают не в своем уме, то считай, что никто тебя больше уважать не будет.

А дальше началось еще страшнее. Садятся они с Петром ужинать. Елена накрывает на стол. Хочет уже наконец сесть рядом возле него. Видит, что ее место занято. Там та же девушка сидит. Только к ней спиной. Смеется так мило Петру. А то ничего ей не говорит, только тоже улыбается в ответ.

— Ты чего не ужинаешь? — спрашивает жену.
И она боится признаться, что ей опять что-то мерещится, и муж ее засмеет, а то и накричит на нее и говорит:
— Ты ешь! А я потом, потому что работы много.
А вечером ложится она спать до Степана, смотрит, а на ее стороне эта девушка уже лежит. Волосы у нее длинные, русые, лицо снова не видно.

Анна долго ходит по комнате, делает вид, будто у нее еще много работы. Боится в постель даже заглянуть. Но, когда муж засыпает, девушки она уже не видит. Однако и Петр начинает нервничать, сердиться на нее. Почему это она не хочет с ним постель делить, может, в ее сердце кто-то другой поселился?
А Елена уже совсем измучилась такой жизнью.
И вот однажды уже стемнело, муж должен был вернуться с поля. Девица снова в доме. Елена неистово закричала. Испугалась, что существо ей может большого зла натворить, а защитить ее некому.
Но вместо угроз услышала она тихий приглушенный плач. И девушка действительно плакала, и большая боль слышался в тех звуках.

— Чем я могу тебе помочь? Прости меня! — упала на колени Елена, даже забывая, что говорит, скорее всего, вовсе не с реальным человеком, а с чем-то необъяснимым.
— Я люблю твоего Петра! — сказала женщина, но так и не развернулась к ней. — Но я его сестра родная.
Как это, сестра?
— Его отец изменял матери. И ходил потихоньку к моей. И вот я его сестра. Кpoв все же слышит родную кpoв, хочет быть к ней ближе, всегда быть рядом, защищать. Но это большой грех. А ты уже через семь дней носить ребенка под сердцем будешь, — впоследствии печально сказала эта незнакомая гостя.

— Назови дочь Агафьей, — попросила гостя. — И тогда я больше не буду к тебе приходить.
Призрак исчез. А вскоре Елена действительно поняла, что беременна. Родила она в следующем году девочку. И приказала, что ребенок должен называться Агафьей. Мужчина вздрогнул, вспомнив что-то свое. Но решили, что пусть будет так, как этого хочет Елена. Ее право выбирать имя для дочери.
А когда девочка стала взрослее, все в селе начали креститься, глядя на нее. Дочь Елена, как две капли воды была похожа на Агафью — первую невесту Петра. И голос был такой же, как у нее.
А женский призрак больше никогда не появлялся на глаза Елены.

Загрузка...