27 ноября, 2020

Юля решила одевать дочку, как принцессу

-Неужели трудно помочь? — негодует мама моего мужа, — ведь имеешь же возможность и мы — семья. Юляша живет очень трудно. Сытый голодного не разумеет, это понятно. Но она же не денег от тебя просит!

Юляша — это сестра моего мужа Ивана. Золовка моя. Понятное дело, что свекрови родная дочка в любом случае ближе, чем жена сына. А с помощью, точнее с ее, якобы отсутствием, все не так просто.

-Хорошая девушка, — это мама Вани сказала 8 лет назад, когда мы знакомиться пришли, перед тем, как заявление в ЗАГС отнести, — красивая, умная, самостоятельная.

Грех было бы Римме Васильевне быть мной недовольной: квартира у меня была своя. Спасибо родителям, позаботились еще, когда я росла. Мне в год свадьбы было 29 лет и у меня уже было свое дело: небольшой магазинчик с игрушками и детской одеждой.

За прилавком стояла я сама или моя мама, которая на тот момент была уже на льготной пенсии. Деньги были небольшие, но на жизнь мне хватало. Так что женились мы при полном, со стороны Риммы Васильевны, одобрении.

Через год мы с Ваней взяли в ипотеку трехкомнатную квартиру, свою однушку я продала, деньги вложила в бизнес, а еще через год я в декрет ушла. И этот самый декрет стал настоящим испытанием.

-Мама приболела, — говорю Ване, — кто за прилавок встанет?

Мужу увольняться — не вариант, у него на работе стабильно. Было лето, свекровь на пенсии, золовка тогда в 11-й класс переходила. Свекровь сослалась на то, что в торговле ничего не понимает. Золовка тоже ответила отказом:

-У меня последние каникулы перед институтом, мне отдохнуть хочется, а не прилавок подпирать в твоем магазине!

Хотя я бы платила. Не столько, сколько наемному продавцу, но все же. Ладно, справились, наняла студентку на время каникул, а там и мама поправилась. У нас с Ваней дочка родилась.

-Хорошо, — приговаривала Римма Васильевна, — будет одета, как принцесса, ничего же не покупать, сама всем торгуешь.

-Ага, — не выдержала моя мама, — но прежде, чем взять из магазина что-то, за это тоже надо заплатить. Да, другие деньги, меньше, чем в розницу, но не бесплатно же.

Свекровь пожала плечами и осталась при своем мнении. Да, свою Дашу мы одевали, как принцессу. Вещи новые, хорошие. Да и не снашивалось ничего.

-Продай через свой же магазин, — советовала мама мужа, — никто и не заметит, что ношеное, бирочку повесь и — вперед!

Но я такой фигней страдать не стала: вещи после дочки складывала, убирала. Мало ли, я еще дочку рожу, да и отдать всегда можно. Тем же подругам.

-Если дочь родишь, — усмехалась Римма Васильевна, — новой дочери все новое и возьмешь! Можешь же себе позволить!

Ну разные у нас с мамой понятия о бизнесе, что поделать. Я привыкла вкалывать, сумки таскать, весь день крутиться в магазинчике. То аренда, то налоги. Дочка с мамой моей сейчас сидит в основном, в выходные мама меня в магазине подменяет. Так что я своих родителей материально поддерживаю. Да и гребу деньги не лопатой, и считать их умею.

-Юляша замуж выходит, — объявила свекровь два года тому назад и потупилась, — через 4 месяца еще раз бабушкой стану. На что жить будут? Она только отучилась, он моложе ее на пару лет, студент еще!

Брак из-за интересного положения невесты — дело житейское, сейчас уже реже, чем лет 15 назад, но встречающееся. Через несколько месяцев у моего Вани родилась племянница.

-Совсем не на что жить, — плакала свекровь, — я на пенсии, зять на учебе, дочь в декрете. Еще ребенок… Ему столько всего нужно.

-Мебель с меня, -сказала я свекрови, — все в сборе, стоит у родителей моих, перевезем, пока Юля в роддоме. Вещи все на ребенка тоже отдам.

Несколько пакетов с вещами на девочку от 0 до 5-ти лет перекочевали в квартиру Риммы Васильевны. Все хорошее, почти новое, с мишками, бантиками, розовое.

-Как знала, — пошутил муж, — не раздавала никому! Теперь точно, если на второго решимся — надо мальчишку рожать. На дочку у нас с тобой ничего не осталось.

-Я думаю, — говорю, — что надо на выписку Юле все новое взять из магазина. Подарок будет от нас племяннице. Ну и денег подарим немного.

Так и сделали. Денег мы подарили 20 тысяч. Думаю, что это неплохо. Юля все взяла, поблагодарила, правда, скупо. А через несколько месяцев золовка стала прогуливаться с коляской (от моей Даши оставшейся), ко мне в магазин.

-Ой, какой костюмчик, Машенька, — поворачивала она на руках свою дочку, — смотри какой красивый! Попроси тетю, пусть она его нам подарит!

Первый раз я подарила очень даже дорогой костюмчик. Хотя подобных вещей у Юли было навалом. Уж я-то знаю, что и сколько я отдавала. Но потом началось почти еженедельное паломничество Юли с дочкой в магазин: дай вот это, мне понравилось очень!

-Юля, — говорю, — это стоит денег! И все это у тебя есть, почти такой же комбинезон и ботиночки (платьице, пижамка и так далее).

-Есть, — капризно надувалась Юля, — но только все, что есть — старье! Вы свою дочку, как принцессу одевали, во все новое, а нам обноски донашивать? Я тоже хочу, чтобы моя Машенька была лучше всех одета и не чувствовала себя обделенной!

Вот как, скажите, может себя чувствовать обделенным младенец 6-7 месяцев от роду? Тем более, что все вещи моей Даши выглядят, как новые, не зря же свекровь их продать предлагала. Вслух же Юле я ответила так:

-Хочешь во все новое? Не вопрос! Покупай все новое. Я могу продать тебе все новые вещи по закупочной цене.

Золовка фыркнула, развернулась и убежала. А на следующий день в магазинчик Римма Васильевна нагрянула, с риторическими вопросами:

-А чо тебе жалко что ли?

-Жалко, — говорю, — я не могу позволить себе благотворительность. У Маши все есть на несколько лет вперед. Хочется чего-то другого? Я продам по закупке, да даже на заказ привезу. Да, за деньги.

-А где им взять? — напустилась на меня свекровь, — Ты же знаешь, какое у них положение?

-А раз положение такое, — отвечаю, — то и нечего носом крутить. Носите, то что дали.

Свекровь Ване мозг взялась выедать вечером по телефону: повлияй на жену. Вы же бизнесмены, вещи же дармовые, жалко вам что ли раз в недельку платьице подарить?

-Бизнес, мама, — сказал муж, — это сильно сказано. Но и то, что есть — на жене. У нас брачный контракт. Она начинала, она занимается, ей только родители с магазином и помогают. Я понимаю, что Юля живет тяжело, что муж-студент, а она в декрете. Но Юле надо было думать головой.

-Зря я думала, что ты хорошо женился, — сказала Римма Васильевна сыну, — жадная у тебя жена и не такая уж и богатая, как я полагала.

Муж трубку положил и говорит:

-Жадинка ты моя, нищебродская! Но я тебя все равно люблю! Давай что ли скорее мальчика рожать? А то состряпает Юлька сына, а во что его одевать будем?

Вот за что я мужа люблю, так за чувство справедливости и юмора.

Загрузка...