25 ноября, 2020

Свекровь выгнала невестку с ребенком, думая, что это не ее внук

В купе скорого поезда нас четверо. Хорошенькая молодая женщина с младенцем на руках, средних лет женщина, назвалась Марией Сергеевной, и я. Вид у юной матери такой грустный, что мы сразу поняли: у нее какая-то беда. Время от времени она ласкала малыша, и мелкие слезы катились по щекам.

Неудобно было лезть в чужую душу, и все же, как можно вежливее и деликатнее спросил, что произошло.

Девушка представилась Ириной, вытерла платочком глаза, и слово за словом начала рассказывать, хотя ей это давалось не нелегко.

Ее выгнала из дома свекровь. Неизвестно почему решила, что невестка родила мальчика не от ее сына. У него глазки голубые, а у мужа — карие. А еще ездила свекровь к какому-то знаменитому знахарю, тот не только не развеял сомнений, но и заверил: ребенок внебрачный!

— А я, — горько заплакала женщина — ни в чем не виновата, Бог свидетель.

— А почему не смог заступиться ваш муж? Он же любит вас.

— Как будто любит, — всхлипнула, прижала ребенка. — Но смотрит на мир маменькиными глазами и слышит все ее ушами. А когда свекровь начала нас с ребенком выгонять из дома, не защитил. Вот я и пошла…

— Успокойся, доченька, — отозвалась Мария Сергеевна, которая внимательно слушала грустную исповедь. — Если между вами любовь, одумается твой суженый. Вот побудет без вас, без вот этого мальчишки светлоглазого и затоскует, перестанет слушать мамины нашептывания.

Малыш, будто уловил какую-то надежду в словах женщины, агукнул и улыбнулся так, как будто солнышко заглянуло в купе. Утерла глаза и его мама.

— Есть еще суеверные люди, которые сами из-за этого покоя не знают и близким жить не дают. Нечто похожее было и в моей молодости. Вот послушай.

Пять лет я прожила со своим Петром. Двоих детей родила — сына и дочь. И все бы ладилось у нас, но неожиданно муж заболел. В больнице ему ничего путного не сказали.

И здесь посоветовал кто-то съездить к знахарю деду Дмитрию, который якобы каждого человека, как книгу, читает. Надежда наполнила мое сердце, может там Петру помогут. Но не ту книгу, видно, дед прочитал.

Мой Петя заявил, что в его болезни виновата моя мама. Она ему вроде «порчу навела», чтоб сжить со свету. Петр поверил деду-предсказателю, ибо тот назвал ему мамино имя.

Маме моей было тогда 43 года, никогда никому слова плохого не сказала. А тут вдруг родной зять «ведьмой» обозвал! Мы с мужем совершенно рассорились. Мама не стала это терпеть, и они вместе с теткой поехала к тому «специалисту по чтению человеческих душ» — в глаза посмотреть.

Приехали. А к деду не так-то просто и попасть — людей ого-го! Во двор время от времени выходил кто-то из «представителей» чудотворца, расспрашивал, так ли уж надо деда беспокоить. Мама с тетей и рассказали о своей причине. А когда ступили на порог дедушкиного дома, вдруг услышали грозное:

— Я же говорил, что ведьма сама приедет! — закричал он так, чтобы все услышали. — Вон она платочек в угол бросила с мертвой землей!

Мама с тетей поспешили прочь от туда. А по дороге к железнодорожной станции встретили местную жительницу. Стали расспрашивать о «знаменитости». Женщина, услышав какая беда произошла, сказала: «К этому деду Дмитрию никто из местных не ходит — не верим ему. Наделает какого-то пойла из тростника еще и хвастается: не умирают мои клиенты, а я деньги имею». Ежедневно в его дворе плачь и слезы, потому что он утверждает, что «порча» — от тещи, от свекрови, или сестры, тети, соседки. Вот и распадаются семьи, вражда идет к людям. А вся его «помощь» — вода из тростника да вранье».

Поэтому вместо железной дороги свернули мои родственники в местный отдел милиции. И там узнали, что правоохранители знахаря весьма хорошо знают жалоб на него все больше, уже и дело заведено.

У нее с Петром, сказала Мария Сергеевна, речь шла уже к разводу. А потом установили врачи точный диагноз его болезни, начали правильно лечить, мужчине лучше стало. А потом он еще и прочитал в газете, что знахаря деда Дмитрия осудили за обман. Прибежал к теще, обнимал ее, руки целовал, просил прощения. После того случая никаким знахарям муж и вообще никто в семье не верит.

— И детей учим, — улыбнулась плачущей девушке женщина, — чтоб свой ум имели, да голову на плечах. Я уверена, твой любимый придет в себя. Хорошо бы, если бы мою историю кто-то ему рассказал.

Вот я и решил рассказать. Может, ее прочитают и муж Иры, и его мать, и еще много людей.

Загрузка...