24 октября, 2021

Две беременности и две судьбы

Положили меня в патологию беременных с многоводием. При поступлении успела подружиться с еще одной бедолагой. Та заселялась с небольшой сумкой. Я так и не поняла, она приехала на сохранение или на аборт. У девушки было настроение «паники», разговорились. Мужа ее уволили во время кутерьмы с пандемией, сама она не работает (и никогда не работала), живут на съемной квартире. Обычная проблема, решаемая, но пессимизм у молодой мамы зашкаливал.

— Не смогу я жить на дотации. Муж не торопится искать работу. Если что пойдет не так, я раздумывать не стану. — удивила она меня.

Позвал врач. После сбора данных и медицинских ощупываний нас определили в одну палату.

Зашла в небольшую комнату, в меня вонзились два глаза еще одной «затворницы». Вокруг девушки все хаотично лежало: салфетки, таблетки, одежда. Сама она вся заплаканная, в руках пяльцы с вышиванием. Что-то с ней было не так.

— Привет! — весело начала я.

Вместо «здрасте» мне был отправлен вопрос:

— Крестом умеешь вышивать?

И эти глаза с надеждой, напоминающие глаза Басета. Что-то было в них завораживающее: и боль, и волнение. Вопрос меня не смутил, тут все беременные и все странные. Поэтому я ответила:

— Только вяжу.

Пока я отвечала, за мной в палату вошла та самая беременная, с которой я познакомилась при поступлении. Она представилась девушке и плюхнулась на кровать. Все действия она совершала с какой-то злобой, в глазах читалось «зачем мне эта беременность!».

Она сказала куда-то в сторону поучающим голосом:

— Вязать и вышивать беременным нельзя. Пуповина узлом завяжется и все.

Вторая девушка отложила свое вышивание в сторону, было видно, что ей тяжело сидеть без дела. Я уже поставила сумки около своей койки.

— Конечно вязать и шить можно, кто запрещает? — сказала я. — А про пуповину это все байки.

И тут же я достала приготовленный моток пряжи и крючок, хотела вспомнить, как пинетки вязать. Я подумала тогда, вот же повезло, две соседки и все не в себе. Одна плачет без причины, другая верит в дурацкие приметы.

Тут медсестра зашла к нам, принесла мне и другой девушке направления на различные анализы. Девушке с глазами, полными надежды, она кинула:

— Вас врач ждет в кабинете, подойдите.

Моя соседка вышла, я продолжила раскладывать свои вещи в шкафчик и обустраиваться. Не успела застелить кровать, та вернулась. Вся слезах, с тем же взглядом. Рассказала нам жуткую историю, которую я не хотела примерять на себя.

Оказалось ей все врачи хором говорят, что у будущего ребенка (не могу писать плода) выявлены большие пороки сердца и настаивают на искусственных родах. Скорее всего, пороки не совместимы с жизнью. А она, как отчаянная мать, идет на все, чтобы остаться человеком. Завтра ее повезут в другой город, где должны вынести на консилиуме окончательное решение.

— Я решила, что любой ребенок достоин жизни, а мой так тем более. — говорила она нам. — Я буду настаивать, чтобы доходить до срока и родить.

— Тяжело ему будет жить с его пороками. — безапелляционно заявила та, другая.

Девушка с грустными глазами гордо откомментировала:

— У него буду я, вместе мы будем сильнее.

С этими словами она встала и вышла. Видимо, пошла плакать. Девушка, которая спрашивала, смотрела в окно, там выписывали очередную новоиспеченную маму. Родственники бегали вокруг нее, какие-то детишки подпрыгивали за шариками, которыми была украшена машина.

В глазах соседки не было до сих пор понимания. Понимания того, что ее проблемы по сравнению с соседкой ничтожны. Работу можно найти, это вопрос времени. Деньги субстанция не постоянная… сначала они есть, потом их снова нет, но добыть их возможно при желании. А вот если нет здоровья, то и никакие деньги не помогут.

Две разные беременности и две судьбы. Как жаль, что мы не ценим то, что нам дано.

источник https://zen.yandex.ru/media/face/dve-beremennosti-i-dve-sudby-5ee2cc0f627408402c7149a4

Загрузка...