19 апреля, 2021

Я не алень-бабораб и никогда им не буду!

У Ярика в жизни был всего лишь один, но очень сильный страх. Он боялся, что его сочтут «аленем» — так теперь называли подкаблучников.

Основания для опасений у него были весьма серьезные: его мать была очень властной женщиной, крикливой, конфликтной, скорой на расправу. Отец же был тихим, спокойным и мягким человеком, никогда не скандалил, не повышал голос, предпочитал соглашаться во всем с женой, лишь бы она не нервничала и не кричала.

Родители жили вместе уже почти тридцать лет и расходиться не собирались, но для Ярика эта модель семьи была абсолютно неприемлема: мать он побаивался, а отца тихо презирал за слабоволие и бесхребетность, поэтому для себя он четко решил, что его жена с первого дня будет строго знать свое место. Уж его-то аленем-подкаблучником не назовет никто. Никогда он не будет объектом насмешек.

…Все говорили, что с Леной Ярику повезло: девушкой она была очень спокойной и с огромным удовольствием, без малейших возражений, уступила мужу роль главы семьи, тем более, что Ярик был умным, рациональным и хозяйственным мужчиной, все вопросы решал быстро и толково.

А Лена мужа обожала, не могла нарадоваться на него. Безусловно, она довольно быстро поняла причину его страхов и тревожности, и всеми силами старалась не давать ему поводов нервничать. Бывало, конечно, что этот страх прослыть слабаком и подкаблучником заставлял Ярика быть холодным, скупым на похвалу, на ласку, на нежные слова.

Он никогда не совершал поступков ради жены, никогда и ни в чем ей не уступал, всегда спорил и старался сделать наоборот: пусть хуже, зато по-своему. Зато он был надежным как скала и предсказуемым как таблица умножения, и Лене это нравилось.

Тем не менее, даже у любящей жены порой случались «проколы», и тогда вспыхивали грандиозные скандалы. Например, она, не подумав, могла попросить мужа в выходной отвезти ее в магазин за продуктами на неделю, чтобы каждый день не бегать после работы. «Я тебе извозчик, что ли? — моментально взрывался Ярик. — Давай я сам буду решать, что и когда мне делать! Может, у меня планы на выходные были, а ты со своим магазином дурацким!» — «А у тебя планы?» — осторожно интересовалась Лена. — «Нет! Но какая разница? Не смей мной манипулировать!»

И это касалось абсолютно всего — дома, быта, семейного бюджета, работы, питания, выходных, отпуска — всего. Если Лене было что-то нужно или требовалась помощь мужа в чем-то, с чем она сама справиться никак не могла, она очень долго готовилась к разговору и тщательно обдумывала каждое слово. И со временем приспособилась, приобретя навыки профессионального сапера, не имеющего права на ошибку.

Родился сынуля, которого чуть ли не с первого дня Ярик стал воспитывать в своей вере — не позволять бабам собой командовать, и малыш, к огромному удовольствию отца, уже в три года давал шороху в детском садике, помыкая не только девчонками, но и воспитательницами, и нянечками.

Лена краснела, бледнела, извинялась, выслушивая бесконечные жалобы на поведение сына, но, конечно, ни его ругать, ни, тем более, жаловаться мужу, она не смела. Приходилось терпеть.

В последние два-три года Ярик плотно засел в интернете, в его речи, кроме уже знакомого «аленя» и «каблука», появилось слово «бабораб». Теперь он периодически зачитывал Лене вслух выдержки из статей или комментарии мужчин, пострадавших от произвола жен. «Теперь ты видишь, что я всегда был прав? Видишь, до чего баба может дойти, если ей волю дать?» Лена молча кивала.

…В эту пятницу уже с утра Лена себя чувствовала довольно скверно: болела и кружилась голова, почему-то плохо слушалась левая рука, а заходя в кабинет, Лена хотела поздороваться с коллегами, но вдруг забыла нужное слово. К обеду ей стало намного хуже, и она отпросилась у начальницы домой.

«Любимый, мне что-то очень нехорошо. Ты можешь меня забрать? В метро душно, как бы в обморок не упасть,» — позвонила она мужу. «Здрасти! — как обычно, когда Лена не выбирала тщательно слова и не делала многочисленных реверансов, Ярик тут же разозлился: — Ты сейчас это придумала или вчера еще, когда я тебе сказал, что мы сегодня с мужиками после обеда в бар идем? Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не смела мной манипулировать! Плохо ей… Поезжай домой и ложись, поспи. Я иду в бар после обеда, хочешь ты этого или нет.» — Ярик отключил телефон.

В баре посидели весело, несколько часов пролетело, как одна минута. В ходе спора Ярик полез за телефоном, чтобы загуглить что-то очень важное и доказать свою правоту. Включив телефон, он обнаружил с десяток неотвеченных вызовов от жены и несколько с неизвестного номера — этот абонент звонил буквально минут десять назад. Слегка удивившись, Ярик перезвонил.

«Ярослав Владимирович? — услышал он рассерженный голос воспитательницы детского сада, — вы сына забирать собираетесь? Сад через полчаса закрывается! Ваша жена его всегда в пять часов забирает, а сегодня он последний остался! В чем дело? Ваша жена не подходит к телефону! Вы едете?» — «Ддда, конечно…» — слегка заикаясь промямлил Ярик и, извинившись перед друзьями, вызвал такси.

Теперь уже он набирал номер жены, пока такси мчало его к садику, но никто не отвечал. Он забрал сына, и уже открывал дверь квартиры, когда телефон вдруг зазвонил сам. «Лена?» — крикнул он, не в силах сдержать беспокойства. «Вы муж Елены Андреевны Алексеевой?» — услышал он незнакомый женский голос и от неожиданности остановился. «Да. А вы кто?» — «Медсестра отделения неврологии. Полдня не могла вам дозвониться. Простите, у меня для вас плохие новости. Вам нужно приехать в больницу по адресу…»

…Ярик слушал врача и не мог поверить в реальность происходящего:» У вашей жены произошел инсульт. Да-да, это бывает и в таком молодом возрасте. Вероятнее всего, тромб. Она потеряла сознание на пороге квартиры — скорее всего, отпросилась с работы, но до дома чуть-чуть не добралась.

Рабочий день, никого не было поблизости… Ее нашла соседка, когда выходила гулять с ребенком. Вызвала «скорую». К сожалению, ваша жена пролежала в подъезде довольно долго, а при этом диагнозе каждая минута на счету… Если бы ей чуть раньше оказали помощь… Хоть на час. Хоть на полчаса… Извините. Мы сделали все, что могли. Примите мои соболезнования…»

…»Да… Вот она — судьба… Остался я вдовцом с маленьким ребенком… Воспитываю… тяжело, конечно…» — спустя полгода рассказывал Ярик очаровательной девушке, сидя за столиком в уютном кафе: — «А ведь я человек семейный. Не могу один. Хочу семью. Хочу, чтобы детишек еще двое-трое было… Я сильный, здоровый, зарабатываю хорошо. Не пью, не курю, не гуляю. Только сразу скажу — у меня одно условие. Никогда не позволю, чтобы баба мной крутила. Я не алень-бабораб и никогда им не буду…»

источник https://zen.yandex.ru/media/fialka_monmartra/ia-ne-alenbaborab-i-nikogda-im-ne-budu-6024d1d3c597941f8bf9392b

Загрузка...