19 апреля, 2021

Инфляция борщей

А ведь во многих семьях изначально равноправие. Равные обязанности, равные права. Всё делится пополам.

Равные права и равные обязанности, они, ведь не подразумевают, что в паре будут непременно считать каждый подгузник, утренник, квадратный сантиметр чистого пола, рубль, час и прочее. Это же дикость какая-то. Да, и неправильно это — делить поровну всё. Один, к примеру, моет пол в два раза дольше и хуже, чем другой, зато с посудой справляется втрое быстрее и лучше, ведь нелогично же заставлять его намывать полы, если это менее эффективно.

Ясное дело, что один может лучше уметь зарабатывать деньги и делать это с удовольствием, а другой — лучше варить борщ, и тоже с удовольствием. Суть в том, что оба понимают: один имеет возможность варить борщи лишь за счёт того, что другой зарабатывает, а другой имеет возможность работать лишь за счёт того, что первый варит борщи. Разумеется, это условное такое разделение. Разумеется, мы подразумеваем, что у каждой стороны есть свой список обязанностей, и есть в этих списках то, что делают оба.

А теперь мне хочется вспомнить одну историю, которая вовсе и не про семью. Про небольшой бизнес.

Если взять бизнес, например, можно начать одному и вложить деньги в реализацию идеи, наняв всех, кого надо. А можно начать с компанией сотоварищей, которые будут равноценными и равноправными партнёрами, но будут вкладывать не деньги.

Как-то я наблюдала довольно близко такую вот компанию друзей. У одного был опыт в сфере и некоторые связи, у другого — готовность работать за семерых и возможность договориться об аренде в очень хорошем месте на очень хороших условиях, а у третьего были деньги. И вот решили эти друзья-приятели открыть своё дело. Долго дела шли не слишком хорошо. Чтобы заплатить зарплату всего двум наёмным работникам, приходилось самим оставаться в минусе. А потом постепенно пошло в гору.

Закончилась эта история тем, что товарищ с деньгами однажды решил, что два других товарища по сути-то выполняют функции, как наёмные работники какие-нибудь. Не партнёры. А работников содержать как-то дешевле же. Это не то же самое, что делить прибыль на троих поровну. И вообще, дело вышло на уровень, когда можно и одному рулить, нанимая людей. А договорённости у друзей-товарищей были на честном слове. Дальше, правда, случился кризис, и пришлось всё свернуть, ещё и с убытками. Так что два товарища даже и не огорчились, что их за бортом оставили, а дружба сохранилась. Но мог же быть и иной сценарий.

По-моему, очень похоже на семью, где борщи внезапно обесценились. Вам не кажется?

Вот кто-то варит свои условные борщи. И куда расти в тех борщах-то? Некуда же. Это в деньгах можно расти. А борщи что? Ну, вместо борща готовишь борщ, второе, салат и десерт с компотом. Ну, изыски какие-то изобретаешь. Но потолок-то довольно низок. Никому не нужно двадцать условных борщей вместо одного. И вообще, однажды другой приходит к выводу о том, что, вообще-то, проще оплатить услуги повара, чем расценивать твои борщи за равный вклад и делить с тобой все плюшки поровну.

Конечно, с ребёнком, эдак, десятилетнего возраста легко справится пара репетиторов и сопровождающий от школы до секции по дзюдо. И стирает уже машинка, и развесить бельё, когда никто не отвлекает, а помогает, —дело пяти минут. И порядок в детской наводится одной фразой: «Наведи порядок». А дальше запустить робот-пылесос, да пыль смахнуть с верхних полок. Это тебе не россыпи лего трижды в день вперемешку с паззлами и крошками от печенья, когда параллельно нужно развлекать маленького человека или не развлекать, а делать всё тихо и на цыпочках, чтобы сон не потревожить. И накормить легко. Никаких уже лактостазов и ночных бдений. Никаких каш, размазанных ровным слоем по кухне и по ребёнку. И вообще, борщ-то можно уже варить с использованием самой лучшей техники на просторной кухне, а не в бабушкиной кастрюле, из топора и капусты по акции.

А деньги? А что деньги? На них тратится примерно столько же часов, что и на борщи. И столько же сил. В смысле, что рост трудозатрат примерно одинаков. Просто эффективность у каждого выросла. То есть по сути вкладывают всё так же поровну, но одна из сфер приносит большую отдачу. И делить как-то уже жалко. Это ж убытки делить пополам легко. А прибыль — жалко.

«В смы-ы-ысле, партнёры и всё пополам?»

И вот тот, который с условными борщами вынужден мириться с любыми условиями другого. Потому что внезапно оказывается, что активов, которые можно поделить, не так и много, а основное, чего достигли совместными усилиями, — это способность другого зарабатывать много денег. Достигали-то совместно, но поделить никак.

В этом смысле неплохой пример в США, где после развода, если брак был достаточно долгим, с того, кто зарабатывает в разы больше, взыскивается гарантированное содержание в пользу того, кто обеспечивал тыл. Иногда и пожизненное, если очень долго вели совместное хозяйство. Не в пользу детей, дети отдельно. Именно в пользу второго супруга. Причём, не всегда этот второй — женщина. Это хоть какая-то гарантия. А иначе выходит, что борщи обесценились, а все договорённости лишь устные.

источник https://zen.yandex.ru/media/tyomnaya_storona_materinstva/infliaciia-borscei-5fc4c675b545e63488706881

Загрузка...