19 апреля, 2021

Жуткая квартира

До того, как я стала счастливой обладательницей ипотечного договора и собственной жилплощади, пришлось долго жить на съёмных квартирах. Одна из них запомнилась мне надолго. Началось с того, что хозяин квартиры, где я жила, решил сам в неё переехать. Что-то там у них с женой не сложилось. И объявил мне, что за неделю я должна квартиру освободить. Пришлось экстренно искать новое жильё. И первая же квартира в нужном районе показалась мне отличным вариантом. Отдельная спальня, вторая комната – студия, совмещённая с кухней. Чистенько, светло и не дорого. Не раздумывая подписала договор на год. Квартира сдавалась не через агентство, но и не от прямого собственника. Как мне объяснил Михаил (человек, сдавший мне квартиру), что это квартира знакомых. Они живут в другом городе и купили её для подрастающего сына. Планируют отправить его сюда на обучение и, вот, заранее позаботились о жилье. А пока решили сдавать.

Мы с дочкой переехали, начали обустраиваться. И тут я обратила внимание, что над дверьми, над окнами и посередине каждой стены, под потолком наклеены маленькие изображения церковного креста. При первом осмотре квартиры я их и не заметила. А обнаружив посчитала хорошим знаком. Решила, что набожные хозяева разместили их в качестве оберегов.

Дочке моей было тогда семь. Её комнату организовали в той, что была изолированной, я обосновалась в студии. В первую же ночь, Маша проснулась через час.

— Мама, можно я с тобой посплю. Страшно.

Конечно, новая квартира, всё непривычно, неуютно пока – решила я. Легли вместе. Но и мне спалось как-то беспокойно. Снились какие-то мрачные сны, которые потом не могла вспомнить. Просыпалась, ворочалась. В итоге не выспалась, но списала это всё на ту же причину – новое место. Но спокойствие не ожидало нас и в последующие ночи. Маша просыпалась практически каждую ночь и просилась спать со мной. Или побыть с ней, пока она снова не заснёт. Жаловалась, что снятся кошмары. Но суть их вспомнить не могла. Я начала думать, что сказываются проблемы адаптации к школе, только-только начался учебный год. Но потом поняла, что и сама не могу спокойно спать. Ничего страшного не происходит – никаких теней или звуков, что бы могло откровенно напугать. Но чувство постоянного беспокойства ближе к вечеру усиливалось. Дошло до того, что я стала бояться ночью повернуться лицом к стене. Ведь тогда комната оставалась за моей спиной. И начинало казаться, что кто-то невидимый пристально смотрит на меня. Днём же в квартире было вполне уютно. Я говорила себе: «Накручиваешь. Это всё нервы шалят». Но чувство присутствия кого-то постороннего по ночам не отступало, и я переставила мебель так, чтоб, когда ложишься на диван, просматривался коридор и вход в комнату.

Так прошёл месяц. Наступило время очередного платежа за квартиру. Михаил предупредил, что зайдёт за оплатой сам. В разговоре я попыталась выяснить, кто жил в квартире до нас. Но Михаил не знал у кого была куплена квартира, а из новых жильцов я оказалась первой. На вопрос о крестах под потолком, ответил, что новые хозяева ремонт не делали. Всё осталось от прежних.

Я продолжила отгонять от себя негативные мысли. Никак мне не хотелось съезжать. Во-первых, школа была в соседнем дворе, и Маша могла спокойно дойти домой самостоятельно, если я задерживалась на работе и не успевала встретить её даже с продлёнки. Во-вторых, по договору, при досрочном расторжении, залог мне не возвращался. А я копила деньги на первый взнос для оформления ипотеки, и любая сумма была для меня важна. В общем, всем решением этой проблемы стала покупка успокоительных капель. Которые не помогли – тревожность и ночные кошмары продолжали мучать. Прошла ещё неделя, и махнув рукой на залог, я начала просматривать объявления о сдаче квартир. Потому что пару раз мне показалось, что сквозь сон я слышу шёпот: «Останется один». Или что-то подобное.

Тем вечером мы возвращались из школы. Соседей своих я не знала, как это часто теперь бывает. Люди живут годами на одной лестничной клетке не замечая, кто живёт рядом. Тем более, что это было моё временное жильё. Я возилась с ключом и услышала, как кто-то поднимается по лестнице.

— Добрый вечер – вежливо поздоровалась я. Женщина, в ответ одарила меня придирчивым взглядом.

— Здрасьте. Не знала, что у нас новые жильцы. И давно вы тут живёте?

— Чуть больше месяца, — ответила я, так будто извинялась за это. Настолько тон собеседницы меня обескуражил.

— Ну и как же вас угораздило? Да ещё и с ребёнком. – Укоризненно продолжала женщина.

— Что происходит? – Возмутилась я, отрыв дверь и пропуская Машу в прихожую. – Раздевайся, я сейчас.

— Да кто ж его знает, что в этой квартире происходит. Только жить здесь не советую.

— Так, давайте подробнее и с самого начала, если можно. – Разговор вокруг да около стал меня напрягать.

— С чего всё началось я не знаю. На моей памяти жильцов тут было много. А я в этом доме больше двадцати лет живу. Соседка я ваша с четвёртого этажа (мы жили на втором). Никто по долгу не задерживался. Последние пару лет и не жил никто. А Илья Самойлов, лет десять назад жену свою убил. Сам потом участковому позвонил. Когда наряд приехал, нашли его сидящим посреди спальни. Вокруг всё в крови. Труп Ирочки рядом. А он за голову держится и бормочет: «Должен остаться только один». – Меня бросило в холодный пот, мурашки побежали по спине и рукам. – А с Ивановыми до этого вообще непонятная история случилась. Сначала старший сын пропал. А через месяц и младший. Родители в розыск подавали, конечно, но толком не могли объяснить, когда и где дети пропали. То ли со школы не вернулись, то ли вечером на прогулке. Отец вскоре повесился. Мать даже до его похорон не дожила – с крыши спрыгнула. И как только на чердак попала? Записку у неё в кармане нашли: «Не хочу быть одна». Ивановы не первые хозяева были. Первых я толком не помню, но и про них ходили разные слухи. – Ноги подкосились, я практически повисла на дверной ручке. – Ой, плохо вам? – Заметила женщина.

— Маша! Маша, собирайся! – я позвала дочь, открывая квартиру и пытаясь прийти в себя. – Спасибо. – я искренне поблагодарила соседку, захлопывая за собой двери. Собрав самое необходимое, позвонила подруге, попросилась переночевать. Подробностей не рассказала (дабы не сочли меня за сумасшедшую), только что и с этой квартиры придётся съехать. За пару дней удалось найти новое жильё. За оставшимися вещами ездили с мужем всё той же подруги. Одна побоялась даже днём снова оказаться в жуткой квартире. Михаилу тоже ничего объяснять не стала. Залог потеряла, конечно, но это меня уже мало заботило. Месяца через три, мне, наконец-то, одобрили ипотеку. Но прежде чем оформлять договор на выбранную квартиру, обошла всех соседей. Представляясь новой соседкой, и ненавязчиво расспрашивая, о предыдущих жильцах. Теперь меня все в подъезде знают, но, возможно, часть из них воспринимает, как даму «с приветом». Зато у нас с Машей всё хорошо.

источник https://zen.yandex.ru/media/id/5d9b6377b477bf00ade36c85/jutkaia-kvartira-60369d4cebccc75161704ee7?&disable_feed_under_article=false

Загрузка...