8 декабря, 2021

Бал наизнанку

Багровые лица, обмороки, мокрые платья и обвисшие перья в прическах – танцы до упаду в восемнадцатом — девятнадцатом веке не красили дам. В фильмах они прекрасны и безупречны, и кажется, что «пройтись в мазурке» — легче лёгкого, никто даже не запыхался. Но изнанка бала совсем не так блистательна.

В 1853 году в еженедельном английском журнале «Punch» опубликовали карикатуру: девушка до поездки в королевский дворец, и после. На первой картинке весёлая модница смотрится в зеркало. На второй – она же – в крайне потрепанном виде. Что произошло? Да ничего особенного. Обычный бал, танцы, и возвращение под утро домой. Волосы растрепались, красивые перья (в викторианское время так отличали дебютанток) поломались или потерялись, низ шёлкового платья местами оборвался – вальсируя, на него неоднократно наступали.

Кстати, бал и танцы – не одно и то же. Бал – событие торжественное, пышное, предназначенное для огромного числа гостей. Ими руководили особые «бальные распорядители», поскольку одной хозяйке дворца просто не удалось бы справиться с объемом забот. На балы приглашали сотни и сотни гостей, о чём с неодобрением писали в брошюре XIX века «Манеры и правила поведения»: «Рассылают большее число приглашений, чем…можно вместить». И что в итоге? Ужасающая духота.

Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа мазуркой занята;
Кругом и шум и теснота;

(А.С.Пушкин «Евгений Онегин»)

Танцы – мероприятие поскромнее, на сотню-другую гостей. И всё равно было жарко и тесно. А ведь дамы ещё и в платьях с узким лифом! Корсет девятнадцатого века затруднял поступление воздуха в лёгкие примерно на 12 процентов — так подсчитали современные исследователи. Неудивительно, что барышни лишались чувств: им нечем было дышать после танцев. Мазурка, полька, кадриль требовали очень активных движений. Невозможно было не запыхаться даже молодым кавалерам. А потом появилась мода на различные соли в коробочках и флаконах: чтобы привести в сознание юную особу.

Но даже и в эпоху менее быстрых танцев приходилось непросто. Жара на балах у короля Англии Карла II царила такая, что у дам стекал по щекам весь макияж. Такой случай описал современник короля, мемуарист Джон Ивлин: у королевы Екатерины Браганской алые румяна испачкали шею и кружевной воротник.

«Краска для лица» первым делом приходила в негодность во время балов. Тот слой пудры, который не осыпался, портили подтёки от пота. Особенно недолговечной оказывалась пудра из талька. Только представьте себе это зрелище: выбеленное лицо, по которому бегут к подбородку ручейки влаги. А если ещё дама подчеркнула изгиб бровей, да прибавила яркости губам… Поэтому утром на платье оставались разноцветные пятна после танцев в светском кругу. И не все они поддавались стирке.

Немало хлопот добавляла тушь для ресниц – да, представьте! Считается, что её ввела в моду императрица Евгения, жена Наполеона III. Так вот первая тушь испытание танцами не выдерживала. Красить ресницы следовало только для степенного восседания в гостиной во время визитов.

Ещё смешнее обстояло дело с мушками. Эту моду семнадцатого века полюбила вся Европа, и поддерживала её почти 100 лет (я писала о ней в статье «Прыщик не помеха»). Мушки только вначале выполняли маскировочную функцию, чтобы никто не увидел прыщика, а вот основная задача маленьких чёрных точек заключалась в передаче информации. Приклеила дама мушку-полумесяц, чтобы сообщить кавалеру, что готова к свиданию. А в танце мушка упала… И ничего не вышло.

Большие собрания с танцами устраивали, конечно, не только для развлечения. Это был способ показать своих дочерей на «ярмарке невест». «Дворяне всех почти Великороссийских губерний стекались сюда, — писал мемуарист Филипп Вигель, — нет русской семьи в которой бы не было полдюжины дочерей: авось Дунюшка или Параша приглянутся какому-нибудь хорошему человеку!» За светской беседой устраивались судьбы, во время танца делали предложение руки и сердца. Не случайно же Кити Щербацкая в «Анне Карениной» так ждала мазурки! Она была уверена, что Вронский как раз тогда объяснится с ней. Но тот выбрал Анну. А Китти… все поняла.

У балов был свой этикет и своя мода. Пышные платья, ставшие особенно популярными в 40-е годы XIX века, были красивы, но и… небезвредны. Эти огромные кринолины занимали так много пространства, что их края порой попадали в камины. Всего миг – и платье загоралось. В 1863 году Маргарет Дэйви, четырнадцатилетняя гостья лондонской знатной дамы, вспыхнула как спичка, когда её подол угодил на каминную решетку. Помочь девушке не успели, всё произошло слишком быстро. Такая же участь постигла Мэри, первую жену поэта Генри Уодсворта Лонгфелло.

Какие смеси ароматов наполняли танцевальный зал — можно только представить. Духи были в моде, а ещё украшения из цветов, и свечи порой чадили, да и у вальсирующих не было дезодорирующих средств. Проветривать «бальную комнату» после светского раута можно было часами.

Еще одна напасть балов – простуда. Разгоряченные танцами дамы и кавалеры, стоило выйти на мороз, моментально заболевали. Совсем молодым умер поэт Дмитрий Веневетинов: он всего лишь пробежался от барского дома к своему флигелю после танцев у Ланских. Простыл и скончался спустя несколько дней.

Так что если рассматривать изнанку бала — это то ещё веселье. Внешне красиво и помпезно, но и нюансов хватает. Но так уж было принято в обществе прошлого. А фильмы… простим им небольшое приукрашивание.

источник https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/bal-naiznanku-5fe39c94fc74c84dedfe1c73?&disable_feed_under_article=false

Загрузка...