19 апреля, 2021

«И не страшно было выходить замуж в 14 лет?» — с замиранием спросила Нурия

— Вот так я вышла замуж за твоего дедушку, — продолжила свой рассказ бабушка Хатима.
-А не страшно было выходить замуж в 14 лет? – спросила бабушку Хатиму ее внучка Нурия.

— А чего страшного? – усмехнулась она, — я с пяти лет знала, что твой дедушка Хамид, мой будущий муж. Это сейчас такого нет. Раньше родители выбирали детям пары. Согласия не спрашивали. Сговорили нас, когда еще босоногими соплёнышами были, мне было лет пять. Помню, мать повела меня в избу, к взрослым, а там Хамид стоит и ему велели укусить меня за ухо. Обряд проводили, так сказать.

— И укусил?

— Ну да, я же не понимала что происходит, только почувствовала, кусают ухо, от неожиданности и боли, развернулась, как дала ему с размаху кулаком и разревелась. Взрослые засмеялись, и мать увела меня.

— Ну, а потом что?

— Ну, дальше жила, как жила, только в деревне теперь дети обзывали меня с Хамидом «жених и невеста». Потом подросла и, к нам приехали сваты.

— Ну, ладно, я это еще могу понять, но почему так рано отдавали? Сама подумай, девочка, в 14 лет?!

— Мы как-то не заморачивались над этим вопросом, воспринимали, как данное, как само собой разумеющееся. Ты не думай, ничего такого не ужасного в этом нет.

— Но, все-таки стать женщиной в 14 лет, это же вроде, как насилие над ребенком.

— Наслушалась всяких страшилок про ранние браки у мусульман?! Ну, во-первых не насилие. Законный брак. А потом, я своего мужа узнала только в 15 лет.

— То есть, вы после никаха не стали мужем и женой?

— Да куда там. Свекровь и близко не подпускала Хамида ко мне. Я ведь еще ребенком была, худенькая, мосластая. Это вы сейчас такие высоченные, да длинноногие.

— Почему твои родители согласились на такой ранний брак, бабушка?

— Ну, во-первых уговор был, что в 14 лет они забирают меня. Хамиду уже 16 лет исполняется, кровь играет, шайтан-то силен, как бы не испортился, а женившись, остепенится, и я пока подрастаю, привычки и характер мужа узнаю, притремся так сказать друг к другу. Да и они посмотрят, на что невестка годна, чему ее мать научила. Все просто.

— И спальни были отдельные?
— Ну да. Хамид на мужской половине избы, я на женской, так и жили.
— А все-таки, почему не вместе, никах совершили, греха нет?

— Свекровь сказала: «Вначале невестку откормить надо и дать ей подрасти, сил набраться, а то, как ребенка рожать будет? Не дай Бог не снесет. Того гляди помрет, а за нее калым плачен. Пока шестнадцать не исполнится, сынок и думать не смей к ней приближаться». Бедный Хамид, сколько мучился. Иметь жену и не приближаться к ней. Вот какая была свекровь.

— Да-а, бабушка, досталось тебе от неё, представляю, — посочувствовала внучка.

— Добрей женщины в жизни не встречала, зря ты так. Дай Бог тебе встретить такую, когда замуж выйдешь. Она же обо мне заботилась, о будущем потомстве. Были такие, рожали в 15-16 лет, да не всегда удачно. Сами больными оставались и дети такие же. А это лишняя обуза, кому охота. Так что, только спасибо могу сказать свекрови. А все-таки глядела за нами, глядела, да не углядела.

— В смысле?

— Уже через год, на сенокосе, случился грех промеж мной и твоим дедушкой, — смущенно сказала бабушка, и предавшись воспоминаниям, хихикнула, как девчонка, — свёкр без ведома жены, а может специально, отправил нас двоих в деревню, там, что-то привезти. Ну, забрались в телегу, поехали. Только в лес заехали, и случилось неизбежное. Правда, потом когда все вскрылось, мать Хамида так ругалась, мол, как посмел, время еще не подошло. Но, ничего, с того дня понесла и родила твоего дядю Ахмета, потом твою маму и всех остальных.

— Смелая ты женщина, бабушка! Семерых родить?! Я так не смогу.

— Да куда вам, нынешним. Одного родите и то шуму-гаму, будто выводок снесла. Обленились, скажу я вам. Государство деньги платит, отпуска дает. Помню, в колхозе, в страду, роженицам три дня давали на отдых, потом на работу.

— Жесткие были обычаи. Детей отдавали, женили в таком возрасте.

— Времена были такие, внучка. Зато разврата, какой сейчас тогда не было. Срам какой. А все от безделья. Правильно делали родители, что работой загружали, так за день на трудишься, что не до веселья.

— Каждому поколению свое, — глубокомысленно заключила Нурия, — каждому свою долю испытывать придется.
— Это ты, верно, сказала, внучка. Давай спать. Вечер воспоминаний закончился. Да, кстати, помирилась со своим Рафкатом?
— А ты откуда знаешь? – всполошилась Нурия.

— Да знаю, не думай, — засмеялась бабушка, — земля слухом полнится.
— Ну и как он тебе? – засмущалась девушка.
— Поживем-увидим, а что, замуж зовет?

— Ага, на следующую неделю обещался сватов прислать. Только вот я робею отцу с матерью сказать.
— Это ты зря боишься, никого ближе родителей нет, они и поругают и приголубят. Ладно, не тревожься, я сама скажу завтра.
— Ой, бабушка, спасибо, камень с души сняла.

— Ладно, утро вечера мудреней. Выключай свет.
— Спокойной ночи, бабушка.
— И тебе того же! – отозвалась старушка.

Вскоре в темной избе установилась вздыхающая тишина. Обоим всю ночь не спать. Одной в прошлой жизни копаться, а молодой о будущем мечтать и так до рассвета.

Загрузка...